Сказка о любви, о смысле жизни и о профессиональном спорте

Рубрика: Рассказы

О любви, о смысле жизни и о профессиональном спорте Ермолай Тимофеевич и Трифон Силантьевич возвращались с футбольного матча. Команда, за которую они болели, выиграла, настроение у обоих было прекрасное.
 — Нет, Ермолай Тимофеевич, что ты мне не говори, а у каждого человека должен быть его личный смысл жизни, — благодушно произнёс Трифон Силантьевич. — У каждого человека должно быть что-то, что приносит ему радость, что даёт ему силы продолжать жить дальше, несмотря ни на что, несмотря ни на какие трудности.
 — А какой у нас с тобой смысл жизни? — вкрадчиво спросил Ермолай Тимофеевич.
 — У нас какой? — задумчиво переспросил Трифон Силантьевич. — Тут вот я вчера всю ночь не спал, переживал, как сложится сегодняшний матч и всё думал, думал, думал... Думал и понял, что смысл жизни, я имею в виду смысл жизни человека, причём любого человека без исключения — болеть за любимую команду.
 — Болеть за любимую команду? — недоверчиво повторил Ермолай Тимофеевич. — Странный какой-то смысл жизни.
 — Команда — это условно, — ответил Трифон Силантьевич. — Речь о том, чтобы переживать за будущего победителя, если сам не можешь быть победителем, и через эти переживания, в случае если тот, за кого ты переживал, станет победителем, стать самому победителем. Тут главное — понять суть. Ведь каждый человек — это в общем-то жалкая и никчемная личность.
 — Так уж и каждый, — воскликнул Ермолай Тимофеевич.

 — Каждый, Ермолай Тимофеевич, каждый — строго ответил Трифон Силантьевич. — Можешь не сомневаться. Но при этом некоторые из нас достигают определенных высот в тех или иных соревнованиях. Соревнования бывают разные. Кто-то в соревнованиях становится выдающимся спортсменом, кто-то становится выдающимся артистом, выдающимся адвокатом, выдающимся писателем и так далее, оставаясь при этом жалкой и никчемной личностью. Но выдающимся можно стать только, если участвуешь в соревновании. И вот смысл жизни человека, который не участвует в соревновании, — это выбрать себе своего кумира или кумиров среди участников соревнований и болеть за него или за них, поддерживать их, поощрять их на ещё большие достижения, поощрять их на очередные победы. В моём случае, в нашем с тобой случае — это наша футбольная команда. Мы ведь любим нашу футбольную команду?
 — Спрашиваешь, — ответил Ермолай Тимофеевич.
 — Вот, — многозначительно произнёс Трифон Силантьевич. — Любим. А любовь она... Любовь она знаешь какая!?
 — Какая? — спросил Ермолай Тимофеевич.
 — Какая... — усмехнулся Трифон Силантьевич. — Любовь она такая, что с её помощью чего угодно можно достигнуть.
 — Да ну, — засомневался Ермолай Тимофеевич.
 — Вот тебе и «да ну», — сказал Трифон Силантьевич. — Любовь — это умение прощать подлость, прощать гнусность, прощать обман и предательство. По-моему, это очень верно. Самое удивительное, что я сам до этого додумался сегодня ночью, когда ворочался с боку на бок и думал о том, как сложится сегодняшний матч. Я думал про себя и про тебя, думал, что вот мы с тобой и обманываем своих жён и предаём их, а они нас не бросают. Почему, спрашивается? Ведь всё про нас знают, а не бросают. Почему? Потому что любят. Значит что? Значит любовь — это умение прощать ложь, подлость и предательство. Вот скажи, ты простил бы своей жене подлость, простил бы ей ложь или предательство?
 — Я бы убил её за это, — честно признался Ермолай Тимофеевич.
 — Вот! — воскликнул Трифон Силантьевич. — И я бы убил! В этом-то всё и дело!

 — В чём всё дело? — не понял Ермолай Тимофеевич.
 — В том, что мы не любим своих жён, — ответил Трифон Силантьевич. — А человек без любви жить не может. Нашим женам — хорошо, они любят нас. А нам каково? Без любви-то! И вдруг я понял, что и у меня есть любовь. Я это вдруг так остро сегодня ночью почувствовал. Я даже заплакал, когда представил, что наша команда завтра проиграет. Я плакал, потому что знал, что прощу ей это предательство, этот обман, эту подлость. Прощу! Это ли не любовь? Я теперь понимаю, почему моя жена так часто плачет. Это она из-за меня плачет. Из-за любви ко мне. Это значит я ей даю возможность любить. Понимаешь? Это значит, что самим собою я даю ей любовь. Это ли не чудо. Но сам-то я, выходит, страдаю, без любви-то. Я недавно по телевизору слышал, что человек без любви не может быть счастлив. Понимаешь?
 — Понимаю, — ответил Ермолай Тимофеевич.
 — Что ты понимаешь? — серьёзно спросил Трифон Силантьевич. — Я может и чувствую себя счастливым тогда только, когда оказываюсь на стадионе вместе со своей командой. Понимает он.
 — Я понимаю, что человек не может быть счастлив без того, чтобы не прощать кому-то подлость, прощать гнусность, прощать обман и предательство, — ответил Ермолай Тимофеевич.
 — Ты вроде как-то всё иначе перевернул, — в голосе Трифона Силантьевича слышалось сомнение. — По-моему, я не так выразился. Впрочем, не суть и так тоже можно. А вот теперь смотри. Жён своих мы не любим. Так? Так! Ведь мы не простим им подлости, лжи и предательства? Не простим. Но чтобы нам быть счастливыми нам недостаточно, что наши жены нас любят? Недостаточно. Для счастья надо и нам кого-то любить, для счастья и нам надо кого-то прощать? Надо! Команде нашей, за которую мы болеем всею душою и сердцем, мы прощаем подлость, гнусность, предательство и обман? Прощаем. Значит, что? Значит, это и есть самая настоящая любовь. Наши жены любят нас, а мы любим нашу команду.
 — Не так уж часто наша команда нас предаёт и обманывает, — заметил Ермолай Тимофеевич.
 — Это верно, — согласился Трифон Силантьевич. — Но не хватало ещё, чтобы она это делала часто. Но суть не в том. Ей бы ты прощал, пусть даже очень редкие, но подлые и лживые поступки?
 — Конечно прощал бы, — признался Ермолай Тимофеевич. — Ведь я и в самом деле... люблю её.
 — О чём и речь, — сказал Трифон Силантьевич. — Здесь ведь что главное? Здесь главное признаться самому себе в том, что ты есть жалкая и никчемная личность. Ведь так?
 — Что-то я тебя, Трифон Силантьевич, не очень понимаю, — сказал Ермолай Тимофеевич.

 — А чего здесь понимать-то, — ответил Трифон Силантьевич. — Мы ведь с тобой не известные спортсмены?
 — Не спортсмены, — согласился Ермолай Тимофеевич.
 — Не знаменитые артисты?
 — Не артисты.
 — Не выдающиеся музыканты?
 — Не музыканты точно, — подтвердил Ермолай Тимофеевич.
 — И в соревнованиях мы с тобой не участвуем. — сказал Трифон Силантьевич. — Следовательно, победителями нам с тобой не быть и славы не добиться. И как нам с тобой подняться после всего этого в своих и чужих глазах? Что нам делать, чтобы быть счастливыми, если нет у нас с тобой ни желания, ни возможности стать в чём-то лучше всех?
 — Не знаю, — ответил Ермолай Тимофеевич.
 — Вот и выходит, что нет у нас с тобой иного способа подняться в своих и чужих глазах, как примазаться к чужим достижениям к чужим высоким достижениям и грандиозным показателям, — пояснил Трифон Силантьевич. — Здесь, Ермолай Тимофеевич, всё очень и очень взаимосвязано. Любовь, смысл жизни и профессиональный спорт — это... звенья одной цепи. Я недавно по радио слышал, и телевизору об этом говорили, что человек живёт тем только, что ставит перед собой задачу подняться как можно выше над другими людьми. И чем выше человек возвышается над другими людьми, тем он более счастлив, и это значит, что он по-настоящему живёт.

 — Неужели так говорили по радио и по телевизору? — спросил Ермолай Тимофеевич.
 — Сказали не так прямо, но я сделал такой вывод, потому что по радио и по телевизору постоянно говорят о чьих-то достижениях, особенно, о достижениях спортсменов.
 — А кто не ставит перед собой задачи подняться над другими людьми, тот разве не живёт? — спросил Ермолай Тимофеевич.
 — А кто не ставит — тот не живёт, Ермолай Тимофеевич, — серьёзно и строго ответил Трифон Силантьевич. — Вот такие вот дела, друг мой. Так говорят в средствах массовой информации и ничего с этим не поделаешь. Не веришь, посмотри телевизор или послушай радио. А какие у нас с тобой возможности подняться над другими людьми? А никакие! Нету у нас с тобой никакой возможности подняться над другими!
 — Жуть какая-то, — сказал Ермолай Тимофеевич. — Просто хочется удавиться.
 — Не спеши, — сказал Трифон Силантьевич. — Удавиться — это мы всегда успеем. Этот мир полон грязи, но выход есть. Выход есть. Здесь главное понять, что любая слава замешана на подлости, обмане и предательстве. Чуешь, к чему я клоню?

Продолжение сказки (перейдите по этой ссылке) -> http://mleks.com/rasskazy/skazka-o-lyubvi-o-smysle-zhizni-i-o-professionalnom-sporte-prodolzhenie.html

Популярность: 4%

Понравилось? - Поделись в социальных сетях :)