Признание

Рубрика: Рассказы

Сказка

Предисловие

Недавно мои знакомые предложили мне побывать в далёком, далёком будущем. Я отказывался, ссылаясь на то, что у меня очень много дел, что мне сейчас не до развлечений, но меня уговорили, сказав, что я очень много работаю и что отдыхать иногда тоже надо. В конце концов, я согласился и оказался на Земле в 47154 году. Три года пролетели, как один день. Впечатлений — масса. Когда-нибудь, лет через сорок, не раньше, поскольку у меня сейчас много других дел, я, может быть, даже напишу книгу об этом своём путешествии. Сейчас же я хочу рассказать только один случай, который произошёл со мной там.


В далёком, далёком будущем, человечество станет очень этичным. Этичность будет заключаться в том, что все на нашей планете станут честными людьми. Сегодня это может кому-то показаться странным, но уже через пять тысяч лет люди перестанут обманывать и будут совершать преступления только случайно и сразу же в них признаваться. Этика каждого человека на Земле будет настолько высокой, что человек, совершивший неумышленное преступление, и секунды не сможет прожить, если не признается в совершённом преступлении и не получит должное наказание. И суды, в которых будут решаться судьбы преступников, будут решать только то, насколько признание человека соответствует истине.


Дело в том, что в далёком будущем некоторые люди совершают свои неумышленные преступления не только в реальности, но и во сне, и в своей фантазии. Да-да, именно во сне или в фантазии. Но душевное состояние человека уже через пять тысяч лет станет настолько возвышенным, что в определённые моменты своей жизни люди перестанут видеть границы между вымыслом и реальностью и не смогут различать себя, находящимся в реальности и находящимся в мире снов или в мире фантазий.


Люди будущего станут настолько требовательны к себе, что будут требовать от себя высокой нравственности даже во сне и даже в своих фантазиях; и если они совершали во сне или в своей фантазии какое-нибудь преступление, пусть даже неумышленное преступление, то это так сильно их потрясало, что, проснувшись или очнувшись, они уже не могли отойти полностью ото сна или от своей фантазии. Преступление, совершенное ими во сне или в их фантазии, делало их представление о себе, как об безнравственном и нечестном человеке, захватывало целиком и полностью, и уже не отпускало. Сознание этих людей трансформировалось и они переставали понимать, где реальность, а где вымысел и требовали по отношению к себе настоящего наказания.


Суды будущего планеты Земля переполнены делами, которые возбуждались по добровольным признаниям граждан в совершённых преступлениях и вопрос там стоит только один: совершено ли преступление в реальности или всё это вымысел?


Мне удалось побывать на одном таком заседании и именно о нём я сейчас и расскажу.

1

Встать суд идёт. Преступление и наказание
 — Встать, суд идёт! — кричал судья высшей категории справедливого взгляда на реальность, входя в зал суда и направляясь к своему креслу.


Но мало кто из тех, кто были в зале, обратили на его крик внимание. Во всяком случае те, кто сидели, не обратили на требование судьи вообще никакого внимания, а те, кто стояли, кому не хватило места, чтобы сесть, в ответ на это требование просто грустно улыбнулись. Большинство же зрителей, пришедших в зал суда, а это были именно те, кто успели занять сидячие места, занимались какими-то своими делами и были так ими увлечены, что... просто не услышали крика судьи, хотя, надо признать, кричал судья громко.


Судья прошёл к своему креслу и, прежде чем опуститься в него, усталым взглядом оглядел зал. Минут двадцать — двадцать пять судья всматривался в лица тех, кто пришёл на представление. Глядя на лица этих людей, судья пытался понять, что именно заставило этих людей прийти сюда. «Неужели, — думал судья, — причина всему то, что в 47154 году умышленные преступления — это большая редкость и случаются они не чаще, чем раз в пятьсот лет? Нет-нет, только не это; ведь прошло почти сорок тысяч лет, с тех пор, как люди перестали совершать преступления и этим уже никого не удивить. Наверное, — размышлял судья, вглядываясь в счастливые лица людей, сидящих и стоящих в зале, — что-то другое явилось причиной того, что в солнечный четверговый день, вместо того, чтобы идти на работу и наслаждаться результатами своего таланта, люди пришли в этот зал. Но вот вопрос — что? Что именно заставило их прийти сюда?»

 — Хватит пялиться, — раздался крик из зала, — начинай заседание. Или ты думаешь, что мы всю жизнь собираемся здесь сидеть, все двести сорок лет, — в зале раздался всеобщий смех.


«Вот уже тридцать тысяч лет прошло с тех пор, как продолжительность жизни увеличилась в среднем до двухсот сорока лет, — думал судья, продолжая молча наблюдать за находящимися в зале. — Возможно, что именно в этом и кроется разгадка? Точно! Скорее всего все эти люди — пенсионеры и им просто больше нечем заняться. Как жаль, что в наше время невозможно определить возраст человека по его внешнему виду, ведь вот уже десять тысяч лет прошло с тех пор, как человечество научилось выглядеть всегда молодым и здоровым. Они все выглядят лет на тридцать, — думал судья, — а ведь многим из них по двести лет и более.

2

— Прошу садиться, — произнёс судья, и в голосе его была слышна грусть и тоска смертная.

 — Прикажите принести в зал ещё стулья, так мы сядем, — раздался весёлый крик из зала. Это кричал один из тех, кому не хватило места и кто вынужден был стоять даже после того, как судья пригласил сесть.

 — Слушается дело об умышленном признании в убийстве, — сказал судья и тут же нахмурился. — Прошу прощения, — сказал судья, — я оговорился. Слушается дело не об умышленном признании в убийстве, а о признании в умышленном убийстве.


Только после этих слов судьи в зале воцарилась гробовая тишина. По закону Земли разговаривать в зале суда после того, как было оглашена суть заседания было строго-настрого запрещено.

 — Обвиняющий себя в умышленном убийстве, будьте добры, поднимитесь на сцену и займите своё кресло, — сказал судья, показывая на кресло, что стояло рядом с ним.


С первого ряда встала женщина, поднялась на сцену и села в кресло.

 — Вам удобно? — спросил судья.


Женщина чуть поёрзала в кресле, пытаясь понять то, насколько ей удобно.

 — Нет, — уверенно заявила женщина, — кресло очень неудобное. Пусть принесут кресло чуть ниже и не такое мягкое, а спинка у него пусть будет выше и более откинута назад, а в области поясницы пусть она будет чуть более чем обычно выгнута. И обязательно должен быть валик под голову, — женщина посмотрела на кресло, в котором сидел судья. — Я думаю, что Ваше кресло мне подойдёт. Вы не будете возражать, если я сяду в Ваше кресло, а Вы — в моё?


Судья с радостью согласился поменяться с обвиняемой местами. Наверное, потому что это было первое дело судьи, в котором шла речь об умышленном преступлении, первое и, учитывая, что умышленные преступления на планете совершались очень, очень, очень редко, последнее. Судье хотелось сохранить в памяти только хорошее и поэтому он без лишних слов уступил своё место несчастной, во всяком случае судье так казалось, женщине.

 — Ваше кресло, судья, тоже неудобное, — сказала женщина, когда оказалась в кресле судьи. — Оно даже хуже моего. Лучше я вернусь на своё прежнее место.

 — Как Вам будет угодно, сударыня, — сказал судья.

 — То-то я гляжу, Вы так быстро согласились со мной поменяться местами, — сказала женщина, усаживаясь на своё прежнее место.

 — Итак, сударыня, расскажите суду, в чём именно Вы себя обвиняете, — сказал судья.

 — Я признаюсь, — сказала женщина, — что три дня назад, ночью я убила своего мужа. Убила я его не случайно, а намеренно.

 — За что и как Вы убили своего мужа? — спросил судья.

 — За что я убила своего мужа? — переспросила женщина. — Так сразу и не ответить. Наверное, я убила его потому, вернее за то, что я его не любила больше.

 — Как Вы его убили, сударыня? — спросил судья.

 — Я пожелала ему смерти и он умер, — ответила женщина.

 — Вы пожелали ему смерти вслух? — спросил судья, а зал после этих слов судьи дружно ахнул и замер в ожидании ответа.

 — Нет, что Вы, господин судья, — ответила женщина, — я, конечно, чудовище, но... не настолько, чтобы желать такое вслух, — после этих слов женщины, зал облегчённо выдохнул.

 — Слово предоставляется прокурору, — сказал судья.


На сцену поднялся прокурор.

 — Почему мы должны верить, сударыня, что Ваше пожелание смерти своему мужу было не во сне? — спросил прокурор.

 — Но ведь мой муж на следующий день умер, — ответила женщина.

 — Вашему мужу было двести тридцать лет, сударыня, — сказал прокурор. — Согласитесь, что это достаточно большой возраст.

 — Пусть на этот вопрос ответит мой адвокат, — сказала женщина.

 — Слово предоставляется адвокату обвиняющей себя в преступлении, — сказал судья.


На сцену поднялся адвокат обвиняющей себя.

 — Её муж вёл здоровый образ жизни, — сказал адвокат. — Спросите кого угодно, хотя бы их страхового агента и он вам скажет, что врачи диагностировали продолжительность жизни её мужа на уровне не меньше двухсот восьмидесяти лет.

 — Слово предоставляется свидетелю, — сказал судья.


На сцену поднялся свидетель.

 — Я работаю в страховом агентстве, — начал свою речь свидетель. — И перед тем как застраховать жизнь мужа обвиняющей себя в преступлении, мы послали его на обследование на предмет того, сколько ему осталось ещё жить.

 — И что показало обследование? — спросил судья.

 — Врачи, обследовавшие её мужа единодушно признали, что он проживёт как минимум до двухсот восьмидесяти лет, — ответил свидетель. — Вот у меня и справка имеется на этот счёт.

 — Как это... трогательно, — устало произнёс судья, — что у Вас и справка имеется на этот счёт. Давайте Вашу справку, я приобщу её к делу.


Свидетель отдал справку судье и под гром аплодисментов спустился в зал и начал раздавать автографы. Надо сказать, что в далёком, далёком будущем, какие-либо свидетели преступлений, пусть даже косвенные, — это очень большая редкость.

 — Адвокат, а что ещё Вы можете сказать в её защиту? — спросил судья. — Честно говоря, это справка мало, что проясняет. Эта справка не даёт мне никаких оснований считать, что именно обвиняющая себя в убийстве своего мужа, убила своего мужа.

 — Труп мужа обвиняющей себя в убийстве был обнаружен на следующий день на скамейке во дворе, напротив детских качелей и рядом с детской горкой, — ответил адвокат, — соседи сказали, что видели, как потерпевший накануне вечером, находясь в очень подавленном состоянии, спускался на лифте. А затем его видели сидящим на той самой скамейке, на которой уже на следующий день его и нашли мёртвым. Я уверен, что причиной тому явилось то самое пожелание смерти, которое про себя высказала эта несчастная женщина.

 — Это всё бабушка надвое сказала, — судья грустно усмехнулся. — Может, да, а... может, и нет. В любом случае, того, что Вы предоставили в качестве доказательства вины этой женщины, не достаточно.

 — Господин судья, — воскликнул прокурор, — я настаиваю на том, что никакой вины нет. Смерть мужа настолько сильно повлияла на психическое состояние женщины, что она стала слишком много копаться в себе. Вы же понимаете, насколько сильно человек склонен переживать и винить именно себя, когда умирает близкий ему человек. Эта женщина — не исключение. Когда она узнала о смерти своего мужа, она, как любящая жена, очень разволновалась. Это не могло не сказаться на её умственном и психическом состоянии.

 — Вы действительно очень сильно переживали, когда узнали о смерти своего мужа, сударыня? — спросил судья.

 — Я действительно очень переживала, господин судья, — ответила женщина, — но уверяю Вас, что переживать я стала только тогда, когда поняла, что он умер.

 — Скажите, сударыня, Вы любили своего мужа? — спросил судья.

 — Да, — ответила женщина. — Сейчас, когда он умер, я понимаю, что всегда любила только его.

 — Вот видите! — радостно завопил прокурор. — Она сама сказала, что всегда любила его. Разве любящая жена может, хотя бы мысленно, пожелать смерти своему мужу? Нет конечно! Я требую, — орал прокурор, — я настаиваю на том, чтобы обвиняющую себя в умышленном убийстве признали невиновной и отпустили прямо сейчас.

 — Да подождите Вы, — сказал судья. — Что Вы, сударыня, — обратился судья к обвиняющей себя в умышленном преступлении, — можете сказать в своё обвинение. Я предоставляю Вам последнее слово.

 — Поймите, господин судья, — сказала женщина, — что это сейчас я понимаю, что любила своего мужа. А тогда я была на него очень сердита и пожелала ему смерти. И я уверена, что пожелала ему смерти НЕ во сне, а наяву. Моё пожелание было настолько сильным, что он не мог его не почувствовать. Уже через час ему стало очень тоскливо и он пошёл прогуляться. Был вечер, на улице было очень холодно, а он не одел тёплые ботинки и... он долго сидел на морозе. Я знала, что ему плохо, я видела в окно его, сидящим во дворе, но... не спустилась к нему. Гордость мешала мне признать себя неправой и спуститься к нему. Я легла спать одна. Утром, когда проснулась, я увидела, что его нет. Я сразу выглянула в окно. Он сидел на том же самом месте в том же самом положении. Я оделась, спустилась вниз и... когда я подошла к нему, то... поняла, что он умер. Больше мне нечего сказать в своё обвинение, господин судья.

 — Всем спасибо, — сказал судья. — Мне надо подумать. Всех участников процесса прошу спуститься в зал и ждать моего решения там.

3

Прокурор, адвокат и обвиняющая себя в умышленном убийстве спустились в зал и сели рядом со мной в первом ряду на свои места, которые всё это время оставались свободными.


Судья размышлял минут сорок. Он думал то с закрытыми глазами, то с открытыми. Открывая глаза, он пристально всматривался в лица тех, кто находился в зале. Моё лицо ему показалось странным и он обратился ко мне с вопросом.

 — Вы кто такой? — спросил у меня судья.

 — Я — гость, — ответил я. — Я прибыл к вам из далёкого прошлого, из 2012 года.

 — Ну и как Вам всё происходящее? — спросил судья.

 — Всё настолько сложно, — ответил я. — Я так переживаю. Честно говоря, я больше переживаю за Вас, а не за обвиняющую себя в преступлении. Мне интересно, как Вы выпутаетесь из этого положения? Признаете ли Вы её виновной? Или сочтёте, что для этого недостаточно оснований?

 — А как бы Вы поступили на моём месте? — спросил судья.

 — Я? — испугано спросил я. — На Вашем месте? Даже не знаю. С одной стороны я понимаю, что если та женщина действительно виновна, и если она не понесёт заслуженного наказания, то таким образом она нанесёт непоправимый урон своей психике, а с другой стороны, если всё это лишь её больное воображение, причиной которого явилось потрясение от потери любимого человека, то... Ничего хорошего не будет в том, чтобы брать на себя не свою вину. Улик действительно не достаточно.

 — Понятно, — сказал судья, выслушав меня. — Скажите, гость из далекого прошлого, а это правда, что в ваше время люди совершают преступления и не спешат в них сознаваться?

 — Правда, — ответил я. — А почему Вы спрашиваете?

 — Мне кажется, что этого не может быть, — ответил судья. — Мне кажется, что это всё вымысел историков.

 — Вымысел историков? — переспросил я.

 — Да-да, — ответил судья, — такой же вымысел, как тот, что когда-то, давным-давно люди ели мясо и рыбу, курили и пили вино и водку.

 — Но это правда! — воскликнул я. — Люди действительно в наше время едят рыбу и мясо, курят, пьют вино и водку, — после этих моих слов зал дружно ахнул. — Да-да, — произнёс я, повернувшись лицом к залу, — а обезболивающие лекарства можно спокойно купить в специальных магазинах. И люди в наше время постоянно желают друг другу смерти, даже те, которые являются мужем и женой. И даже дети очень часто желают смерти своим родителям. Но только в наше время это не является преступлением, — после этих моих слов очень многим в зале стало плохо и они потеряли сознание.

 — Скажите, а какая продолжительность жизни в 2012 году? — спросил судья.

 — В среднем люди живут по семьдесят пять лет, — ответил я и после этих моих слов очень опять многим в зале стало плохо и они опять потеряли сознание.

 — Я принял решение по этому делу! — уверенно заявил судья. — Исходя из всего, что мне пришлось пережить в этом зале, я считаю, что обвиняющая себя в умышленном убийстве говорит правду и приговариваю её к тюремному заключению сроком на десять лет.


Зал взорвался аплодисментами. Потерявшие сознание очнулись. Люди плакали от счастья и обнимали друг друга. Больше всех была счастлива обвиняющая себя в умышленном убийстве.


Мне стало как-то не по себе от всего происходящего и я поспешил покинуть зал суда. На следующий день, прямо с утра, я вернулся в наше время. А уже вечером я написал эту сказку.

Санкт-Петербург/ 17.03.2012/ Михаил Лекс ©

Другие рассказы и сказки:

Подпишись и получай новые статьи и сказки на Ваш e-mail: Ссылка на Подписку
(По ссылке Вы перейдёте на сервис FeedBurner’s, впишите Ваш e-mail, затем проверьте свою почту, найдите письмо от FeedBurner’s и подтвердите подписку)

Популярность: 4%

Понравилось? - Поделись в социальных сетях :)

6 комментариев к “Признание”

  • Людмила Исаенко
    21 марта, 2012, 17:40

    Какая замечательная сказка! Неужели когда-нибудь будет так, как Вы пишете, Миша?... Всё может быть, потому что быть может... Какая счастливая женщина! Она имеет смелость признаться в том, что чувствует внутри себя, даже мысленно пожелав нехорошего своему мужу и требует наказания за свои пожелания. В наше время об этом редко кто задумывается и мы, направо и налево желаем смерти другим людям своими обидами, оскорблениями, обвинениями, осуждениями и критикой не только мысленно, но и вслух, а на самом деле, не ценим свою собственную жизнь, отравляя себя своими пожеланиями в отношении других людей, которые к нам же и возвращаются. Всё, что отдаём, то и возвращается, а потом удивляемся, откуда болезни, страдания, неприятности? А ведь все наши пожелания сбываются, только мы об этом не думаем и просто в злости сказав: чтоб ты сдох! — это и получим — отберётся у нас самое родное и дорогое. Что имеем — не храним, а потерявши, плачем... Так уж устроен человек ...... Но..., почему мы обычно так говорим? Почему злимся, обижаемся? — Потому что близкий нам человек не соответствует нашим ожиданиям, не оправдывает их, а всё это от того, что мы сами придумали этого человека таким, как нам нравится, я его слепила из того, что было..., а он, каким ты был..., таким остался... Это естественно, ведь другого человека без его на то желания, изменить невозможно, да и не нужно. Это урок для нас, урок любви и понимания себя через познание своего внутреннего мира, своих желаний и целей, себя истинного, тогда и другого не надо будет менять, а принимать таким, какой есть, понимая, что я вижу в другом, то имею сама. И изменив отношение к себе самой и изменив своё мышление, свои взгляды и убеждения -изменится и другой человек. Ведь он — моё отражение, а я — Его. Если я ощущаю себя Буддой, то и в нём вижу Будду, а если чем-то другим, то и в нём вижу подобное себе.

    [Ответить]

    Михаил Лекс
    Ответ:
    марта 21, 2012 в 23:25




    Да, я думаю, именно так и будет, да я уверен в этом. Я же видел это своими глазами! :)

    Благодарю Вас, Людмила, за отзыв, за Ваши размышления, в которых такое глубокое понимание человека.

    [Ответить]

  • Лилия
    22 марта, 2012, 10:34

    Отличная статья и как всегда в нужное время!

    Однажды я совершила проступок-назло поступила так, как никогда не позволила бы себе поступить.Я решила отомстить, надавив на самое больное. 2,5 месяца я молчала, затем не выдержала и все рассказала. Мне было очень трудно признаться, но я набралась мужества. Знаю, что рассказав, я сделала очень больно своему молодому человеку, но молчать больше и притворяться я уже не могла. Он ответил мне, что я наказала себя сама, совершив это. Ему было очень больно, он страдал, хоть я и не видела его страданий, но я страдала и мучилась вместе с ним. Я знала, что совершило нечто подлое, и я знала, что я должна признаться в своем проступке и понести наказание. .И только признавшись, я начала себя уважать, я приняла себя такой, какая я есть, я начала копаться в себе и самосовершенствоваться! У меня началась моя новая жизнь — 16.11.11.

    [Ответить]

  • Ольга Т.
    25 марта, 2012, 7:48

    Замечательная и увлекательная сказка!я верю в неё!

    [Ответить]

  • Shurochka
    26 марта, 2012, 14:22

    Интересная идея...

    [Ответить]

  • Елена
    6 января, 2013, 2:42

    БРАВО! БРАВО!

    Совершенно случайно нашла ваш блог по одной статье 1,5 часа назад...и все я тут пропала :)) Давно так не смеялась! Михаил — вы действительно волшебник! У меня нет слов как описать ваш чудесный блог ... СПАСИБО ВАМ!

    [Ответить]

Оставить комментарий или два


Оповещать о новых комментариях по RSS