Последний укол (Сказка для взрослых)

Рубрика: Рассказы

Или Несколько простых и понятных дней из необыкновенной и полной загадок жизни Сергея Кукушкина.

Последний укол Или Несколько простых и понятных дней из необыкновенной и полной загадок жизни Сергея Кукушкина. Сказка для взрослых

Пролог

Я расскажу вам о нескольких днях из жизни Сергея Кукушкина. Многое из его жизни останется для вас неизвестным; его учёба в школе пройдёт мимо вас; вы ничего не узнаете о его занятиях в институте; личная жизнь Сергея Георгиевича останется для вас неизвестной; всё что касается его работы будет для вас покрыто мраком; и многое, многое другое, что в силу разных обстоятельств и по разным причинам не может быть сказано. Но не огорчайтесь, потому что сказано будет главное, ведь всё, что вам необходимо знать о необыкновенной и полной загадок жизни Сергея Кукушкина, укладывается в пять простых и понятных дней.

Эти дни не были выбраны из большого числа других простых и понятных дней его жизни, а, так уж, в большинстве своём, необыкновенно и загадочно сложилась вся жизнь Сергея Георгиевича, что больше пяти дней и не набралось. Конечно, я мог бы рассказать вам всю жизнь его целиком и полностью, но... Всё это слишком сложно даже для моего понимания, человека, который близко был знаком с Сергеем Кукушкиным, а что уж говорить про вас, людей, которые его не знали. Зачем говорить то, что останется непонятным? Для меня важно не только рассказать вам о выдающемся нашем современнике, но и так рассказать, чтобы вы хоть что-то, из всего, что я вам расскажу, поняли.

Сергей Георгиевич Кукушкин думал о славе, богатстве и власти с самого детства. Но думал он обо всём этом не так, как думают обо всём этом обычные люди. Он не мечтал и не надеялся, и даже не верил в то, что всё это у него когда-то будет. Дело в том, что уже в раннем детстве, в возрасте пяти-шести лет, Сережа Кукушкин, не зная ещё кем будет конкретно, был абсолютно убеждён в том, что в любом случае, кем бы он не стал, он будет знаменит, будет сказочно богат и будет стоять на очень высокой вершине власти.

Родился Серёжа Кукушкин в очень известной семье. Его отец, Георгий Сергеевич Кукушкин, был известным на весь мир физиологом; занимался вопросами влияния духовного и физического развития человека на его способность к размножению. Открытия, сделанные Георгием Сергеевичем в этой области, были очень значительны и признаны всем научным миром.

Мама Сергея Кукушкина, Анастасия Павловна (в девичестве — Лебедева), была известным на весь мир математиком.

Ещё раз напоминаю вам, что в жизни Сергея Георгиевича Кукушкина было очень мало простых и понятных дней. Их было всего пять. В остальном, вся его жизнь представляла собой цепь необыкновенных событий, превратившихся в итоге в одну сплошную загадку, разгадать которую не берётся сегодня никто.

День первый


Это было... Воскресенье утром. Вся семья — папа, мама и маленький Сережа, ему тогда было семь лет — завтракала. Тогда-то, за завтраком, Георгий Сергеевич впервые заговорил с сыном о его будущем.

— Кем ты хочешь быть, сынок, когда вырастешь? — спросил папа.
— Не знаю, — нехотя и грубовато ответил маленький Сережа, и хмуро посмотрел сперва на отца, затем — на мать. — Я много, чего хочу.
— И всё же, сынок? — спросила мама. — Кем? Физиологом?
Серёжа криво ухмыльнулся и, хитро прищурившись, посмотрел на отца.
— Что ты смеёшься, Сережа? — серьёзно спросила Анастасия Павловна. — Ты мог бы, как твой отец, стать выдающимся физиологом и, продолжив его дело, стать знаменитым на весь мир учёным.
— Не знаю, не знаю, — флегматично ответил Серёжа, ковыряясь вилкой в зубах, — может, и стану... выдающимся, как папа, физиологом, — он посмотрел на отца. — Буду, как ОН и... продолжу его дело... Всё может быть.
— Сергей, прекрати ковыряться вилкой в зубах, — строго сказала Анастасия Павловна, — для этого есть зубочистки.
— Зубочистки... зубочистки... — задумчиво произнёс Серёжа, кладя вилку на стол и беря зубочистку и начиная ковыряться в зубах ею. — А вот интересно, тому, кто изобрёл зубочистки, дали хоть какую-то награду?. А иначе, какой смысл был в том, чтобы их придумывать? Нет? Разве я не прав? По-моему, папа, от зубочисток куда больше проку, чем от всей той лабуды, какую ты, в виде физиологических открытий предложил людям. Ты так не думаешь?
— Уверен, что и ты думаешь иначе, — спокойно ответил Георгий Сергеевич. — Другое дело, что если ты не хочешь быть выдающимся физиологом, как я, — Георгий Сергеевич посмотрел на жену, — ты можешь стать выдающимся математиком.
— Как мама! — театрально воскликнул Серёжа. — Какая прелесть! И, продолжив уже её дело, стать знаменитым на весь мир математиком? Так?... Нет уж, увольте, — Серёжа вдруг стал очень серьёзным.
— Почему? — несколько обиженно спросила Анастасия Павловна. — Тебе не нравится то, чем я занимаюсь?
— Математикам не вручают Нобелевскую премию, — грустно ответил Сережа, намазывая кусок булки сливочным маслом и кладя на масло кусок сыра.
— Только и всего? — удивился Георгий Сергеевич. — Нобелевская премия? Это единственное, что мешает тебе стать математиком?
— Не хочу рисковать, — ответил Серёжа и весело подмигнул отцу. — Я не сомневаюсь, папа, что добьюсь выдающихся успехов в любом деле, а математика это или физиология — какая разница? Но я не хочу рисковать. Вы же знаете, во всяком случае, я надеюсь, что вам это известно, ведь вы интересуетесь своим сыном, так вот, более всего я нуждаюсь в славе, в богатстве и власти. Именно через такое основание видится мне моё будущее в данный момент. Как я буду смотреть на мир через десять-пятнадцать лет? Не знаю. Но сейчас я смотрю на него именно так и никак иначе. Чего вы удивляетесь? Ведь мне всего-навсего семь лет! А тот факт, что математикам не присуждают Нобелевскую премию — это всё, конечно, ерунда. Не Нобелевской премией единой жив ученый, как говорится. Но! — Сережа оглядел стол, — Мама, передай колбасу. Спасибо. Так вот, всё это, Нобелевская и прочие премии, всё это — ерунда и мелочи. Но! Из этих вот мелочей складывается жизнь. Ведь так?

— Ну, смотря что, сынок, ты называешь жизнью, — попыталась было возразить сыну Анастасия Павловна.
— Жизнью, мама, передай, пожалуйста печенье, я называю не только возможность совершить выдающееся по своей значимости открытие. Для меня жизнь — это, в первую очередь, соответствующее выдающемуся открытию признание, — серьёзно ответил Сережа. — Открытия я совершу и достижения будут, можете не сомневаться, а вот тот факт, что я, если сделаю эти самые выдающиеся открытия в области математики, не смогу получить Нобелевскую премию, честно говоря меня уже сейчас оскорбляет. Или... — Серёжа снова внимательно оглядел стол, — каши что ли ещё съесть?
— Давай я тебе ещё каши положу, сынок, — заторопилась Анастасия Павловна.
— Нет, мама, спасибо, — сказал Серёжа, — лучше я кофе ещё выпью.
— С пряниками, — посоветовала Анастасия Павловна.
— Можно и с пряниками, — сказал Серёжа, — Здесь ведь, что главное?
— Что? — в один голос спросили мама и папа, вдвоём пододвигая сыну вазу с пряниками.
— Что смысл делать выдающиеся открытия в том только и состоит, — ответил Серёжа, кусая пряник и запивая его кофе, — чтобы получить за это максимальное вознаграждение, какое только может предложить благодарное человечество. А то, что это такое?! Я делаю выдающееся открытие в области, допустим, всё той же математики, поднимаю тем самым человечество на более высокую ступень его же научного развития, а взамен получаю... Шиш? С маслом?
— Филдовская премия! — робко произнесла Анастасия Павловна. — Абелевская премия.
— Я и говорю «с маслом», — ответил Сережа. — Филдовская?! Абелевская?! Кто их знает, мама, эти премии? Одни только математики, да их родственники и знают. Мир, мама, это далеко не математики и не их родные и близкие, не их друзья, и тем более не их знакомые. Хотя, конечно, надо признать, что и их сегодня на планете немало, но, всё это... капля в море. Для меня — это мало. Слишком мало! На первый взгляд, конечно, всё это кажется мелочью но... Это те самые мелочи, из каких и складывается жизнь учёного. Ведь так?
— Так-то оно, конечно, так, сын, — сказал Георгий Сергеевич, — но ты уверен, что в области математики ты добился бы столь значительных успехов, что тебе за это полагалась бы самая престижная премия?

— Можешь в этом не сомневаться папа, — ответил Сережа. — И дело здесь не в математике. Я добьюсь высоких результатов в любой области. Такие как я рождаются раз в тысячу лет. Ведь так, папа? — Серёжа хитро посмотрел на Георгия Павловича. — Согласно твоему же закону о наследовании детьми умственных способностей их родителей.
— Всё, что касается наследования детьми умственных способностей их родителей, — воскликнул Георгий Сергеевич, — то всё это относится к области гипотез. И это ещё не факт, что ты унаследовал от нас с мамой наши способности.
— Георгий! — попыталась было успокоить мужа Анастасия Павловна.
— Я спокоен, Анастасия, — Георгий Сергеевич старался говорить как можно более сдержанно. — Нет, конечно, мы с с мамой были бы очень этому рады, но... Всё, что касается наследования детьми умственных способностей родителей, всё это так и остаётся пока на уровне гипотез и недоказанных теорий. Здесь, видишь ли, вот в чём дело, сынок. Способности родителей бывают такими, что вступают в противоречие друг с другом и, тем самым, оказывают серьёзное негативное влияние на умственные способности своих детей.
— Но ваши-то с мамой способности... — хитро сказал Серёжа, — не вступают друг с другом в противоречие!?
— Наши с мамой умственные способности не вступают в противоречие друг с другом, это правда, — ответил Георгий Сергеевич, — но...
— А раз так, то в дело вступает первый закон Кукушкина, — перебил его Серёжа, — твой закон, папа, — как бы между прочим напомнил Серёжа, — который гласит: «Если умственные способности родителей не противоречат друг другу, то шанс на унаследования способностей обоих родителей у их детей становится сто процентным». Так, папа?
— Это не закон, сынок, — строго ответил Георгий Сергеевич. — Это всего-навсего гипотеза. Такими вещами не шутят и к ним следует относиться очень, очень серьёзно.
— Недоказанная гипотеза, сынок, — заметила Анастасия Павловна. — Очень трудно провести исследования в этой области. К сожалению, супружеские пары, в большинстве своём, представляют собой очень серьёзное умственное противоречие.
— Для меня — это закон, — сказал Серёжа. — А в его доказательстве я не нуждаюсь.

— А кем ты хочешь быть, в таком случае, сынок? — спросила мама. — Если не выдающимся математиком, как я, то, может быть, всё же... Как папа? Выдающимся физиологом?
— И физиологом я не буду, — ответил Серёжа. — Предлагать людям то, в чём они будут сомневаться? Или, что ещё хуже, они же за твои открытия станут насмехаться над тобой? Нет уж! Увольте! Дарвин уже попытался. И что из этого получилось? Нет уж. Обойдутся в этот раз без меня. Человечество ещё не доросло до меня, как физиолога и до моих открытий в этой области. Придётся им подождать. Лет так... Десять тысяч. Я унаследовал не просто твои способности папа, но ещё добавь к ним способности мамы. Вот оно как обстоит дело в действительности, дорогие мои родители. А исходя из всего этого... — Серёжа снова внимательно оглядел стол, — бутерброд, что ли, с сыром ещё съесть? Съем, пожалуй, ещё один.
— На здоровье, — сказала Анастасия Павловна, ласково глядя на сына.
— А исходя из всего этого, — продолжал Серёжа, кусая булку с сыром, — я стану выдающимся химиком.
— Химиком? — удивился отец.
— Почему, химиком? — спросила мама.
— Неужели всё дело только в Нобелевской премии? — спросил Георгий Сергеевич.
— Почему, химиком? — переспросил Серёжа, поднимаясь из-за стола. — Большое спасибо, мама, папа, наелся. А химиком я буду потому, что... Скоро узнаете. Дело, конечно, не в одной только Нобелевской премии, хотя и она также повлияла на моё решение, но... Есть ещё кое-что. Химия, сегодня, — это королева наук.
— Я всегда думала, что королева наук — математика, — сказала Анастасия Павловна.
— Математика — это Золушка от науки, — серьёзно сказал Серёжа, — если её и удостаивают королевского звания, то на очень небольшой срок. А в полночь сказка для математики заканчивается. Но мы это исправим. Лет через пятнадцать, мама, помяни моё слово, комитет по вручению Нобелевской премии будет на коленях ползать перед математиками, умоляя их согласиться войти в список тех, кому эта премия присуждается.
— Это шутка такая, сынок? — спросила Анастасия Павловна.
— Это шутка такая, мама, — ответил Серёжа, — которую я сыграю с человечеством лет так через пятнадцать. И всё благодаря тем открытиям, какие я сделаю в области химии.

День второй


Раздался звонок в дверь.
— Анастасия, открой, — кричал Георгий Сергеевич с кухни, — кто-то звонит.
— Иду-иду, — ответила Анастасия Павловна, торопливо идя к двери. — Это, наверное, Серёжа. Сегодня ведь его день рождения. Кто там? — Анастасия Павловна посмотрела в глазок, но никого не увидела. — Кто здесь? — повторила она свой вопрос.
— Это мы, — услышала она голос за дверью.
— Кто мы? — спросила Анастасия Павловна и открыла дверь.
— То, что она увидела, открыв дверь, заставило её испуганно вскрикнуть и отскочить назад. Услышав тревожный голос жены, в коридор выскочил Георгий Сергеевич.
— Настя? — он испуганно смотрел на жену. — Что случилось?
— Там, — испуганно произнесла Анастасия Павловна и показала рукой на лестничную площадку.
Георгий Сергеевич посмотрел, куда показывала жена, и невольно отступил чуточку назад. Пятеро человек, один мужчина и четыре женщины стояли перед дверями их квартиры на коленях.
— Вы кто? — спросил Георгий Павлович.
Стоящие на коленях женщины в один голос стали говорить что-то на непонятном языке, протягивая при этом к Георгию Сергеевичу руки.
— Ничего не понимаю, — сказал Георгий Сергеевич.
— Георгий, надо вызвать полицию, — предложила Анастасия Павловна.
— Не надо полицию, Анастасия Павловна, — сказал мужчина, не вставая при этом с колен. — Очень вас прошу, не вызывайте полицию. Я сейчас вам всё объясню. Уверяю вас, что вам ничто не угрожает. Согласен, наше поведение вам кажется странным, но скоро всё разъяснится. Они, — мужчина показал на женщин, — они для вас не опасны. Просто им нужна помощь.
— Может, в психиатрическую клинику позвонить? — предложил Георгий Сергеевич.
— В это время открылась дверь лифта и из него вышел Сергей Георгиевич.

Продолжение сказки (перейдите по этой ссылке) -> http://mleks.com/rasskazy/poslednij-ukol-prodolzhenie-skazki-1.html

Популярность: 4%

Понравилось? - Поделись в социальных сетях :)