Последний укол (продолжение сказки — 2)

Рубрика: Рассказы

Сергей Георгиевич сидел на берегу и думал... Впереди были года, полные молодости, здоровья и новых открытий...Начало сказки -> http://mleks.com/rasskazy/poslednij-ukol-skazka-dlya-vzroslyx.html

— Да-да, господин первый министр, — быстро ответил президент, делая испуганное лицо, — продолжайте.
— Так вот, господа министры, — продолжил первый министр, — десять лет назад молодой химик Кукушкин, изобрёл вакцину молодости и здоровья. С помощью этой вакцины, как вам всем известно, можно возвратить себе молодость и здоровье на очень большое количество лет. Я всё правильно говорю, Кукушкин?
— Всё верно, — ответил Сергей Георгиевич. — С помощью моей вакцины человек может омолодить себя на десять лет и более. В настоящий момент у меня имеются препараты, которые способны омолодить человека на семьдесят пять лет. Но, увы, желающих омолодиться на такое количество лет пока нет. Самое удивительное, что люди не желают жить, скажем, лет так до ста, с тем, чтобы после, с помощью моей вакцины стать моложе на семьдесят пять лет и жить после этого ещё семьдесят пять лет молодым и здоровым.


— Людей можно понять, — сказал министр здравоохранения, — тот образ жизни, какой ведёт современный человек, превращает его в старика уже в сорок лет. Многие становятся стариками и старухами и раньше. Что уж говорить про тех, кому пятьдесят лет и больше. Какая женщина откажется вернуть себе красоту и молодость в сорок лет, а будет ждать до ста? Не забывайте, что шансов дожить до ста лет не так много. Сегодня и до восьмидесяти мало кто доживает.
— Но ко мне и в восемьдесят лет никто не обращается, — пожаловался Сергей Георгиевич.
— Конечно не обращаются, — воскликнул министр труда и заработной платы. — Лично я не вижу большой разницы между восемьюдесятью годами и ста. Ведь Ваша вакцина мертвых не воскрешает?
— Не воскрешает, — согласился Сергей Георгиевич.
— Вот то-то и оно, — сказал первый министр.
— Да, но... Дошло уже до того, — продолжал Сергей Георгиевич, — что ко мне стали приходить люди в возрасте тридцати пяти лет, с тем, чтобы я вернул их на десять лет назад. Это минимальный срок действия вакцины. Вы понимаете, что происходит? Для этого не надо быть математиком, чтобы посчитать, что, если и дальше так пойдёт, то вскоре средняя продолжительность жизни человека на планете будет в среднем равняться сорока годам. Уже в первый год моей работы по омоложению людей, на планете не осталось людей старше пятидесяти. И те, в большинстве своём, мужчины. Нет-нет, господа, вы как хотите, а я принял решение прекратить вакцинацию.
— То есть! — в один голос возмутилось правительство. — А мы? Нас-то Вы ещё не омолаживали? Мы Вас с тем только и вызвали, что...

— Нет, господа, нет, — перебил их Сергей Георгиевич, — вами я рисковать не могу. Самому старшему из вас сколько сейчас?
— Самый старший из нас — господин президент. Ему семьдесят пять. А мне... Тридцать девять, — робко сообщила министр сельского хозяйства. Остальные моложе меня.
— Вот видите, — воскликнул Сергей Георгиевич, — Вам тридцать девять. Куда же Вам ещё-то омолаживаться? Максимум, что я могу, так это вернуть Вас на четырнадцать лет.
— Я согласна, — робко сказала министр сельского хозяйства.
— Вы согласны прожить всего-навсего ещё четырнадцать лет? — спросил Сергей Георгиевич.
— Зато я эти четырнадцать лет буду молодой и красивой, — ответила министр сельского хозяйства. — Вы поймите, Кукушкин, от меня муж собирается уйти. Он нашёл себе другую. Между прочим, старуху пятидесятилетнюю, которую Вы недавно омолодили.
— Какой ужас, — шёпотом воскликнул президент и тут же, под строгим взглядом первого министра, заткнул себе рот рукой.
— Вы уверены, что вернув молодость, Вы вернёте мужа? — спросил Сергей Георгиевич.
— Да плевать мне на мужа тогда, если я верну себе молодость, — ответила министр сельского хозяйства, — я себе и получше найду. Помоложе и поздоровее.
— Убедили, — серьёзно сказал Сергей Георгиевич, — идите, я сделаю Вам прививку прямо здесь и сейчас.
— С криком «Ура» министр сельского хозяйства вскочила и помчалась к Сергею Георгиевичу.
— Кукушкин — Вы гений, — с этими словами, она закатала рукав и Сергей Георгиевич сделал ей прививку.

На глазах изумленного правительства министр сельского хозяйства превратилась в молодую и очень красивую женщину. С разных сторон ей посыпались предложения руки и сердца.
— Да пошли вы все, — брезгливо произнесла красавица. — Козлы! Мало я с вами времени потеряла, можно подумать. Сколько сил было отдано, сколько энергии. А всё ради чего? Ради сельского хозяйства? Которое, между прочим, я ненавижу. Хватит. Наигралась. Пусть мне осталось всего четырнадцать лет, но уж я проживу эти года с куда большим смыслом.
— Господин Кукушкин, и я! Господин Кукушкин, и мне! — посыпалось со всех сторон.
— Господа, опомнитесь, — Сергей Георгиевич пытался вразумить обезумевшее вдруг всем составом правительство. — Ведь так нельзя. Вы оставите страну без руководства. Опомнитесь. Я конечно понимаю, но... Ваше положение вас обязывает всегда оставаться людьми... Подумайте о стране, если о себе не думаете.
— Плевать на страну, — орали с разных сторон, — Да и какое, к чертям собачьим, мы руководство, Кукушкин. Ты же видишь, что мы уже все здесь давным-давно спятили. Мы хотим, как министр сельского хозяйства, вернуть, растраченное попусту время и пожить как настоящие люди.
— Молодой человек, а Вы куда? — испуганно спросил Сергей Георгиевич. — Вам ведь и тридцати нет?
— Мне двадцать семь, Кукушкин, — отвечал молодой министр, — я заведую министерством... Этим... как его... Всё время забываю...
— Министерством юстиции, — подсказал президент.
— Им самым, — воскликнул молодой министр юстиции. — Ненавижу. Здесь только по велению своих родителей.
— Они у него оба заседают в палатах Федерального собрания, — пояснил президент.
— В каких палатах? — не понял Сергей Георгиевич.
— Собрания Федерального, — ответил президент, — папа в нижней палате заседает, а мама в верхней сидит. Так и живут. Большие надежды на сына возлагали.

— Ну! — обратился к министру юстиции Сергей Георгиевич. — Такие родители у тебя! Надежды на тебя возлагают! А ты? Родители, можно сказать, сил не жалели, повышая свои умственные способности, чтобы затем тебе их по наследству передать, а ты? Решил их подвести?
— Да в том-то всё и дело! — закричал министр юстиции. — Что ко мне их умственные способности не имеют никакого отношения! Я глуп чрезвычайно. Тупой, как валенок сибирский. Давеча, я в пьяном виде сел за руль и задавил четверых. Ну куда это годится?
— Это как это? — не понял Сергей Георгиевич. — Закон Кукушкина старшего о наследии умственных способностей гласит, что...
— Не гласит, — перебил его министр юстиции, — во всяком случае, в отношении меня он ничего не гласит. Поскольку их умственные способности с первого дня их совместной супружеской жизни вступили в жесточайшее противоречие друг с другом. А что говорит второй закон Кукушкина старшего о противоречивых умственных настроениях родителей?
— Что их дети не получают вообще никаких способностей от своих родителей, — мрачно ответил Сергей Георгиевич. — А в лучшем случае, на что они могут рассчитывать, так это получить по генетической линии что-то от своих дедушек и бабушек, да и то, если и у тех их умственные способности не вступали в противоречие.
— Вот именно! — воскликнул министр юстиции. — Не вступали если! А, судя по всему, они именно и вступали в эти самые противоречия.
— Это точно, — сказал президент. — Он такой тупой. Я в жизни второго такого тупого человека не видел. Дебил, в прямом смысле слова. Ему только и можно было доверить министерство юстиции. А там сейчас все такие.

— Но... Чем я-то могу Вам помочь? — спросил Сергей Георгиевич. — Вы же не хотите превратиться в шестнадцатилетнего? Десять лет — это минимум, какой я могу. И то... Боюсь, что Ваши родители будут против.
— Плевать мне на родителей, — сказал министр юстиции. — Я, может быть, никогда и человеком-то себя по-настоящему не чувствовал из-за своих родителей. Своими взаимными противоречиями они, можно сказать, мою жизнь сгубили. Начиная с шестнадцати лет, моя жизнь — это одно сплошное мучение. Верните мне мои шестнадцать лет. Умоляю. Хотите, на колени встану.
— Хотим, — обрадовался президент.
— Не Вас же спрашивают, господин президент. — Кукушкин, хотите, я на колени перед Вами встану?
— Закатывай рукав, — сказал Сергей Георгиевич.
— Через минуту из зала заседания правительства выбежал шестнадцатилетний подросток. По пути он дал первому министру пинок под зад.
— Вот скотина, — зло произнёс первый министр, — уголовник малолетний. Я ещё с твоими родителями поговорю.
— Не боитесь? — спросил президент.
— Мести высокопоставленных родителей? — спросил Сергей Георгиевич. — Не боюсь. Они в очереди стоят на омоложение. Чего мне их бояться.
— Через сорок минут зал заседания опустел. Последним его покидал президент.

— Куда Вы теперь, господин президент? — спросил Сергей Георгиевич.
— Куда? — усмехнулся в ответ молодой человек двадцати пяти лет. — Куда-нибудь подальше от всего этого, — он показал руками вокруг. — Подальше от власти, от славы и богатства. Жизнь, Кукушкин, оказывается, может быть очень интересной. Впереди у меня сколько?
— Пятьдесят лет, — ответил Сергей Георгиевич.
— Пятьдесят лет молодой и здоровой жизни, Кукушкин, — сказал президент. — Поверь, я найду, чем себя занять.
В зал вбежал запыхавшийся молодой человек, в котором, при желании, можно было узнать бывшего первого министра.
— Вась, — обратился он к президенту, — ну ты идёшь?
— Иду, Федя, иду, — ответил президент.

День четвертый


Происходящее на планете Земля было замечено на планетах более высокого уровня развития. В срочном порядке был созван Высший Совет Вселенной, куда был приглашён и Сергей Георгиевич.
— Сергей Георгиевич, зачем Вы всё это устроили? — спросил председатель Высшего Совета Вселенной, — если так и дальше пойдёт, то... боюсь, что последствия могут быть... очень тяжелыми.
— Мы вынуждены, Сергей Георгиевич, — сказал главный врач Вселенной, — просить Вас приостановить свою деятельность по омоложению населения планеты Земля.
— Поймите, — сказал главный специалист по развитию Вселенной, — Ваша вакцина появилась на Земле несколько преждевременно.
— Люди Земли, — строго заметил ответственный за безопасность Вселенной, — ещё не готовы к подобным чудесам науки.
— Уже сейчас большая часть планет Вселенной, находящихся на втором и третьем уровнях развития, — сказал ответственный за СМИ Вселенной, — требуют насильственного вмешательства в дела планеты Земля, стоящей на первом уровне развития.
— Нам с трудом удаётся сдерживать эти, появившееся не на пустом месте во Вселенной, серьёзные опасения, — сказал ответственный за исполнение закона и соблюдения порядка во Вселенной.
— Нас, конечно, радует, — сказал главный научный теоретик Вселенной, — что на планете первого уровня развития появился учёный с такими способностями, но, как умный человек, Вы должны понимать, к чему это всё может привести.

— Вы правы, — согласился Сергей Георгиевич, — моё открытие свело людей с ума. Но и вы поймите нас, талантливых людей, людей, которые решили посвятить свою жизнь какой-нибудь науке. Вы думаете я один такой на Земле? Чем прикажете нам заниматься? Естественно, что, в конце концов, каждый из нас изобретает что-нибудь удивительное, что намного опережает развитие большинства людей на планете и что, в конечном итоге, наносит человечеству вред. Моя вакцина — это не единственное, что изобретено сегодня. Есть и многое другое. Нас, выдающихся математиков, физиков, химиков, физиологов и других, очень много. Потому что с каждым годом становится всё больше талантливых и умных людей, которые знают, что такое любовь, которые женятся и выходят замуж только по любви и которые рожают талантливых детей, потому что любовь не даёт их умственным способностям вступать друг с другом в противоречия. Наши изобретения и наши открытия — это неизбежность.
— Но вы губите себя ими, — строго сказал председатель Высшего Совета Вселенной. — Планета Земля ещё не доросла до этих ваших открытий.
— Хорошо... Что вы предлагаете? — спросил Сергей Георгиевич.
— Вакцинацию остановить, — ответил председатель Высшего Совета Вселенной. — Вам сколько сейчас лет?
— Сто сорок пять, — ответил Сергей Георгиевич.
— Ну вот, сделайте последний укол себе и на этом остановитесь, — сказал председатель Высшего Совета Вселенной. — А на будущее, советую Вам выбрать для своего воплощения другую планету.
— Я подумаю, — ответил Сергей Георгиевич.
— Отпустив Сергея Георгиевича, Высший Совет какое-то время не расходился.

— Как думаете, друзья мои, — обратился ко всем председатель Высшего Совета Вселенной. — Будет Сергей Георгиевич делать себе последний укол?
— Не знаю, не знаю, — задумчиво произнёс главный специалист по развитию Вселенной. — С его-то способностями и жить на Земле? И скучно, и опасно. Меня вообще удивляет, что на планете, находящейся на столь низком уровне развития мог появиться такой ученый. Ведь, насколько мне известно, даже на планетах второго уровня развития, наука до таких высот ещё не поднялась. «Последний укол» — это редкость во Вселенной.
— Вы правы, — сказал главный врач Вселенной, — «Последний укол» — это редкость даже на планетах третьего уровня развития. И даже там его действия не выходили за двадцать пять лет.
— Как же ему удалось добиться столь высоких результатов? — спросил ответственный за СМИ Вселенной. — Я должен уже завтра утром сообщить об этом планетам второго и третьего уровней развития. А что я могу им сказать?
— Скажите, что умственные способности родителей, если они не вступают в противоречие друг с другом, на сто процентов наследуются их детьми, — посоветовал председатель Высшего Совета Вселенной.

День пятый


Сергей Георгиевич сидел на берегу Мёртвого моря и думал о том, что до сих пор он так и не встретил в своей жизни ту, чьи умственные способности не противоречили бы его умственным способностям. Год назад он сделал себе «Последний укол». Шутить с людьми планеты Земля он больше не хотел. Ему было известно, что нужно для того, чтобы умственные способности родителей не противоречили бы друг другу. Он понимал, что для этого необходима любовь. Теперь он искал ответ только на один вопрос: что такое любовь? В общем, ему было над чем подумать? Ведь так?

Впереди у Сергея Георгиевича были прекрасные сто двадцать лет жизни. Впереди были года, полные молодости, здоровья и новых открытий. Пожелаем же ему в этом успехов.

Санкт-Петербург/ 28.01.2013/ Михаил Лекс ©

Другие рассказы и сказки:

Подпишись и получай новые статьи и сказки на Ваш e-mail: Ссылка на Подписку
(По ссылке Вы перейдёте на сервис FeedBurner’s, впишите Ваш e-mail, затем проверьте свою почту, найдите письмо от FeedBurner’s и подтвердите подписку)

Популярность: 5%

Понравилось? - Поделись в социальных сетях :)

3 комментария к “Последний укол (продолжение сказки — 2)”

  • Людмила Исаенко
    12 февраля, 2013, 12:36

    Чтобы умственные способности не противоречили друг другу,необходима любовь.В таких семьях,в атмосфере любви и дети рождаются умными,умеющими любить ,творить и создавать Своё,то,с чем пришли в этот мир для развития ,совершенствования и реализации.

    [Ответить]

  • Татьяна Ржевская
    17 февраля, 2013, 13:28

    Гениально!)))))БЫТЬ Любви на Земле!

    [Ответить]

  • Татьяна Ржевская
    19 февраля, 2013, 13:03

    Благодарю,Михаил!Будем ждать!Успехов Вам!

    [Ответить]

Оставить комментарий или два


Оповещать о новых комментариях по RSS