Последнее завещание. Сказка

Рубрика: Рассказы

Последнее завещание. Сказка

1


История начинается в зале суда, где слушается дело о крупном хищении государственного имущества, взяточничестве, коррупции и прочем, что неизменно сопровождает нечистых на руку высоко и не очень высоко поставленных чиновников. Обвиняемым был не очень чистый на руку чиновник средней высоты. Зрителей в зале суда было не много. Зал судебного заседания был наполовину пуст. С тех пор как со зрителей в залах суда стали брать плату, количество желающих присутствовать на судах заметно сократилось. И зрителей можно понять. Одно дело, когда ты любуешься низостью людей бесплатно и совсем другое дело, когда за это надо заплатить.


Среди зрителей менее всего обращал на себя внимание человек, сидящий на последнем ряду с краю. Он пришёл в зал последним и был единственным, кто сидел на последнем ряду. История, которую я Вам расскажу, о нём.


Итак, в зале погас свет, прожектора осветили сцену, где по центру стоял стол судьи, рядом со столом судьи находился стол его секретаря, а по бокам от стола судьи располагались адвокат и прокурор, сидящие за своими столами. Рядом со столом адвоката находилась клетка, в которой сидел обвиняемый, прикованный наручниками к решетке. Клетку с обвиняемым охранял один автоматчик. Представление началось.


— Встать, — закричал секретарь, что было мочи, когда увидел, что судья вошла в зал, а судьёй была красивая женщина средних лет, — суд идёт.

Зрители, как сидели, так и продолжали сидеть. Со своих мест поднялись только адвокат обвиняемого и прокурор. С тех пор как вход для зрителей стал платным, команда «Встать, суд идёт» относилась исключительно к адвокатам, прокурорам, присяжным заседателям и подсудимым. На данном заседании присяжных не было. Подсудимый отказался от присяжных по той простой причине, что обвиняемый находился под судом уже не первый раз и в прошлый раз присяжные ему не помогли.

— Продолжаем заседание, — сказала судья, усаживаясь за свой стол. — Слово предоставляется прокурору.

— Требую для подсудимого высшей меры наказания, — сказал прокурор. — Вы же видите, госпожа судья, что это неисправимый человек. Обвиняемый — гадина и мразь. Он уже пятый раз под судом. Предыдущие четыре раза его осуждали на пять лет. Эта гадина и мразь отсиживала положенный срок, выходила и снова начинала воровать. Что толку снова приговаривать эту гадину и мразь к какому-нибудь сроку? Я думаю, что самое лучшее будет эту гадину и мразь расстрелять. У меня всё.

— Почему Вы ругаетесь, прокурор? — спросила судья.

— Я? — удивился прокурор. — Ругаюсь?

 — Гадина и мразь — это, по-Вашему, не ругательство? — спросила судья.

 — Так ведь он гадина и мразь, госпожа судья, — недоумевал прокурор, — и Вам это хорошо известно.


 — Ничего-ничего, госпожа судья, — воскликнул из клетки обвиняемый, — я без претензий. Я уже привык.

 — Вам слово не давали, обвиняемый, — строго заметила судья, — а Вы, — она обратилась к прокурору, — в любом случае, Вы не имеете право оскорблять обвиняемого.

 — Ну вот ещё, — обиженно прошептал прокурор.

 — Слово предоставляется адвокату, — сказала судья.

 — Я требую, чтобы мою гадину и мразь... то есть, — быстро исправился адвокат, — я хотел сказать, что я требую, чтобы моего подзащитного освободили прямо в зале суда, — воскликнул адвокат.

 — Протестую! — воскликнул прокурор. — Подсудимый подозревается по пяти статьям уголовного кодекса: взяточничестве, заказном убийстве, незаконном предпринимательстве, отклонении от уплаты налогов и растлении малолетних.

 — Но ни по одному из предъявленных обвинений у следствия не оказалось достаточных улик, госпожа судья, — сказал адвокат. — Мой клиент чист перед уликами.

 — А неуплата налогов? — кричал прокурор.

 — Мы заплатим, — закричал адвокат, — налоги мы заплатим.

 — У Вас всё, адвокат? — уставшим голос спросила судья.

 — Требую освободить моего клиента прямо в зале суда, — ответил адвокат. — У меня всё.

 — Понятно, — сказала судья и посмотрела на обвиняемого. — Ну, обвиняемый, что скажите нам Вы?

 — Я? — испуганно спросил обвиняемый.


 — Вам предоставляется последнее слово, — сказала судья.

 — Честно говоря, — сказал обвиняемый, — я вообще не понимаю, как я оказался на скамье подсудимых? — обвиняемый скроил удивлённую физиономию и пожал плечами. — Это с моим-то опытом работы в аппаратах министерств и ведомств. Непостижимо. Это какое-то наваждение.

 — Протестую, — закричал прокурор.

 — Протестую против протеста, — закричал адвокат.

 — Заткнитесь оба, — сказала судья, — а то обоих удалю из зала. Обвиняемый, продолжайте.

 — На чём мы остановились? — спросил обвиняемый. — Не напомните?

 — Нет, — спокойно ответила судья, — не напомню.

 — Тогда у меня всё, — сказал обвиняемый.

 — Прежде, чем я вынесу приговор, — сказала судья, — я хочу задать Вам, обвиняемый, несколько вопросов.

 — Протестую, — закричал адвокат, вскакивая с места.

 — Против чего Вы протестуете, адвокат? — спросила судья.

 — Не знаю, — неуверенно ответил адвокат, — наверное, против того, что Вы собираетесь сделать. Я уверен, что в Ваших вопросах не будет ничего хорошего для моего подзащитного. Видите ли в чём дело, госпожа судья. Прокурору проще, чем мне. Он работает за зарплату. А моё вознаграждение зависит от исхода дела. Понимаете?

 — Понимаю, — ответила судья, — дальше что?

 — Предлагаю освободить моего клиента в зале суда, — сказал адвокат. — Если Вы его освободите, то за это я получу восемьдесят пять миллионов долларов США.

 — Почему так мало? — удивилась судья. — Обвиняемый подозревается в хищении триллиона долларов США. Уверена, что он мог быть более щедрым.

 — Я не жадный, — ответил адвокат. — Мне хватит и восьмидесяти пяти миллионов долларов.


Какое-то время судья молча смотрела на адвоката и с пониманием качала головой. Затем она снова обратилась к обвиняемому:

 — Почему Вы воруете, обвиняемый? — спросила судья.

 — Почему это я ворую? — обиженно переспросил обвиняемый.

 — Не знаю, почему, — ответила судья, — поэтому и спрашиваю.

 — Я не ворую, — ответил обвиняемый.

 — А что Вы делаете? — спросила судья.

 — Беру, что плохо лежит, — ответил обвиняемый, — беру то, что само идёт или плывёт в руки; беру то, что не взять невозможно; беру то, что...

 — А Вы, беря всё это, не считаете это воровством? — спросила судья.

 — Нет, — уверенно ответил обвиняемый. — Какое же это воровство? Это...

 — А что, по-Вашему, воровство? — перебила обвиняемого судья.


 — Воровство — это, Ваша честь, тогда, когда берётся то, что не само идёт или плывет в руки, и тогда, когда можно и не брать, — ответил обвиняемый.

 — Например? — удивилась судья.

 — Например, если у меня украдут автомобиль, то это воровство, — ответил обвиняемый.

 — А если Вы стырите себе домой степлер со своего рабочего стола, то это не воровство? — уточнила судья.

 — Откуда Вам известно про степлер? — испуганно спросил обвиняемый.

 — Протестую, — закричал адвокат, — тот степлер мой подзащитный взял домой, чтобы починить.

 — Да я не брал домой никакой степлер! — закричал обвиняемый.

 — Я снимаю свой прежний протест, — закричал адвокат, — и делаю новый. Мой подзащитный не брал домой никакой степлер.

 — Я взял его на дачу, — добавил обвиняемый.

 — Бог с ним, со степлером, — грустно сказала судья, — меня куда больше сейчас волнует недостающий в казне триллион долларов, и исчезновение нескольких свидетелей по этому делу со стороны обвинения.

 — Я тоже, госпожа судья, очень переживаю за них, — сказал обвиняемый. — Верите? Может, они заболели?

 — Хорошо, если только заболели, — мрачно ответила судья. — Знаете, подсудимый, о чём я жалею?

 — О чём? — широко открыв глаза, спросил обвиняемый.


 — Я жалею, что не могу приговорить Вас к расстрелу, — ответила судья. — Недостаточно улик.

 — Увы, — согласился обвиняемый.

 — Протестую, — закричал прокурор, — загнанных лошадей и то пристреливают. И собак бешеных пристреливают. А эту гадину...

 — Протестую, — орал со своего места адвокат, глядя при этом не на прокурора и не на судью, а в газету, в которой внимательно изучал последние биржевые сводки.

 — Я даже не могу посадить Вас до конца Вашей жизни, — сказала судья, не обращая внимания на выкрики прокурора и следующие за ними протесты адвоката.

 — Почему? — искренно удивился обвиняемый.

 — Всё по той же причине, — ответила судья, — недостаточно оснований. Всё, что я могу, это привлечь вас за взятку в сорок тысяч долларов.

 — Да-да, — согласился обвиняемый. — Меня взяли с поличным, — грустно добавил он, немного подумав.


 — Я, скорее всего, приговорю Вас к трём годам лишения свободы, обвиняемый, — сказала судья.

 — Условно? — в голосе обвиняемого слышалась надежда.

 — Нет, — жёстко ответила судья, — не условно. Вы будете отбывать реальный срок в колонии общего режима.

 — Это жестоко, — сказал обвиняемый. — Можно было бы и условно, или к штрафу. А так, как поступаете Вы... Это жестоко. А где Ваш гуманизм? Где...

 — Вы странный человек, обвиняемый, — перебила его судья.

 — И мне многое в Вас странно, — сказал обвиняемый. — Например, мне странно, госпожа судья, что Вы отказались от вознаграждения в двести миллионов долларов США, которое Вам предлагали какие-то незнакомые мне люди за моё освобождение. Согласитесь, что это более, чем странно.


 — Страшно, что Вы, обвиняемый, неисправимый, — сказала судья. — Те три года, к которым я Вас приговорю, пролетят очень и очень быстро.

 — Время вообще летит незаметно, — согласился обвиняемый. — Пролетит и... не заметишь.

 — И Вы выйдете на свободу, — сказала судья.

 — Выйду, — согласился обвиняемый.

 — Устроитесь на работу чиновником, — сказала судья.

 — А кем ещё? — удивился в ответ обвиняемый. — Я больше ничего не умею.

 — И снова будете брать взятки и использовать не по назначению государственные деньги, — сказала судья.

 — Буду, госпожа судья, буду, — горячо отвечал обвиняемый. — Потому что невозможно не воровать и невозможно не брать. Понимаете? И каждый раз я становлюсь всё хитрее и хитрее. Вспомните, в первый раз я попался на гораздо более страшном преступлении.

 — Да-да, я помню, — сказала судья, — Вы тогда получили десять лет с конфискацией имущества.

 — Вот! — воскликнул обвиняемый. — А второй раз? Дело моё второе было уже куда менее страшным.


 — Не целевое расходование бюджетных средств, — согласилась судья. — Речь, кажется, шла о пяти миллионах?

 — Я получил пять лет колонии строгого режима, — напомнил обвиняемый. — Третий раз Вы дали мне четыре года, — продолжал обвиняемый, — четвёртый раз я получил четыре года и пять месяцев. И вот, день сегодняшний. Прогресс очевиден! Три года всего-навсего. Уверен, что в шестой раз дело обойдётся двумя годами. А уже после этого Вы не посмеете дать мне более чем год условно.

 — Как преступник Вы растёте, — сказала судья.

 — Я развиваюсь, — ответил обвиняемый. — Все люди развиваются, как говорят Волшебники. Я не исключение.


На этом, можно сказать, судебное заседание было закончено. Судья даже не удалялась из зала суда для принятия решения. Тут же она объявила приговор в три года колонии общего режима и покинула зал.

Зрители покидали зал в разном настроении. Не всем понравилось заседание. Слишком уж предсказуемым был финал.

Последним покидал зал зритель с последнего ряда.


Прошло почти три года...


2


В не самом богатом и не самом дорогом городе нашей планеты, на пересечении двух не самых дорогих его улиц, стоял далеко не самый дорогой дом. В этом не самом дорогом доме, на не самом престижном этаже, находилась не самая богатая и не самая роскошная квартира. А вот жил в этой квартире тот самый человек, который присутствовал на суде и сидел на последнем ряду, который последним покинул зал судебного заседания. Это был самый, самый богатый человек нашей планеты. Кроме того, что этот человек был сказочно богат, он к тому же ещё был и очень, очень старым. Ему было что-то около ста пятидесяти пяти лет. Люди, которые доживают до такого возраста, обладают способностью с точностью до минуты знать время своей смерти.


Кстати, здесь также важно сказать, что на нашей планете он не один такой долгожитель. И, будучи самым богатым человеком на планете, он не был самым старым. На Земле сегодня много людей, которым по сто пятьдесят, по сто шестьдесят лет. Есть даже один человек, который дожил до ста шестидесяти пяти лет и умирать не собирается.


Люди, которые живут так долго, дабы избежать ненужной огласки, а с нею и ненужных хлопот, конечно же, делают всё возможное, чтобы скрывать свой истинный возраст. А учитывая тот факт, что все эти долгожители к тому же ещё и очень богатые люди, то возможности скрывать свой возраст у них большие и это для них не проблема, им это не составляет особого труда.


Когда у Вас много денег, можно скрыть что угодно, а не только возраст. Но только не подумайте, что всё сводится к пластическим операциям. Ни в коем случае. Долгожители не делают себе никаких пластических операций. Долгожители не нуждаются в пластических операциях по той простой причине, что они, во-первых, умственно и психически здоровые люди и поэтому они не стремятся к тому, чтобы выглядеть молодыми и привлекательными, не стремятся выглядеть сексуально привлекательными, не стремятся выглядеть выгодно в глазах других людей. А во-вторых, они очень медленно стареют, в четыре раза медленнее обычных людей. Для долгожителей их внешность важна им постольку-поскольку.


По документам самому богатому человеку, о котором я сейчас рассказываю, было всего-навсего семьдесят лет. А выглядел самый богатый человек не более чем на пятьдесят лет. И это при том, напомню, что на самом деле главному герою этой сказки было уже более ста пятидесяти лет.


3


Самый богатый человек планеты посмотрел на часы.

 — Итак, — торжественно произнёс самый богатый человек, — мне осталось жить ровно три дня. За эти три дня я должен распорядиться своим состоянием, которое на день моей смерти, будет составлять примерно два триллиона долларов США по курсу 1963 года. Сейчас придёт нотариус, мы составим завещание и можно будет отдохнуть.

 — К вам пришли из нотариальной конторы, — сообщил по селектору секретарь самого богатого человека Земли.

 — Да-да, — быстро отозвался самый богатый человек, — пусть войдёт.

 — Здравствуйте, — тихо сказал нотариус, входя в кабинет и испуганно оглядываясь по сторонам.

 — Садитесь и перейдём сразу к делу, — сказал самый богатый человек планеты. — Вот моё завещание. Ознакомьтесь и заверьте.

Нотариус взял документы и стал их внимательно изучать.


4


За свою долгую жизнь самый богатый человек Земли уже много раз менял своё гражданство и имена, и каждый раз он вынужден был писать завещание. Изменение имени и гражданства, — это очень важно для долгожителей. Человек, который понимает, что жить ему предстоит долго, начинает менять своё гражданство, имя, документы и прочее, что привязывает его к тем или иным обстоятельствам, начиная уже с пятидесяти лет и повторяет это через каждые двадцать или тридцать лет. Я сейчас не стану вдаваться в техническую сторону смены гражданства, имени, документов и прочего, поскольку моя сказка не об этом. Скажу только, что в этом нет ничего трудного.


Я уже говорил, что долгожители — это очень и очень богатые и умные люди, и способов сменить гражданство, имя и документы у них предостаточно. Ну, например, они вдруг оказываются на самолёте, который терпит крушение. Или они пускаются в плавание на теплоходе, который тонет и они оказываются в числе погибших. После чего все родные и близкие начинают считать их мёртвыми, а на самом деле они никуда и не летели и нигде не тонули, а вместо них летел или тонул кто-то другой. А точнее, никто не летел и никто не тонул, а все эти летевшие и утонувшие были вымышленными персонажами, появившимися на бортах кораблей, потерпевших крушения в самый последний момент, уже после крушения, за очень и очень большие деньги.

И каждый раз, перед тем как потерпеть где-нибудь крушение и оказаться в списках мёртвых, самый богатый человек нашей планеты составлял завещание.


Завещание, которое оставлялось на этот раз, отличалось от предыдущих завещаний тем, что оно становилось последним. Самый богатый человек не собирался больше менять своё имя, не собирался менять гражданство и прочее, что требовалось изменить в таких случаях. Ему не требовалось больше выводить большую часть своих активов и прятать их, дабы передать самому же себе после своей мнимой смерти. На этот раз завещание составлялось на всё имущество и, как уже было ранее сказано, речь шла об очень и очень больших деньгах.


5


 — Ну? — спросил самый богатый человек планеты, — ознакомились?

 — Ознакомился, — ответил нотариус. — Вы очень богатый человек.

 — Я — самый богатый человек на этой планете, — ответил самый богатый человек нашей планеты. — У Вас есть вопросы по поводу завещания?

 — Из Вашего завещания я понял, что всё Ваше имущество сводится исключительно к наличным деньгам в разных валютах мира, которые лежат в разных банках разных стран, в банковских ячейках, — сказал нотариус.

 — Это так, — подтвердил самый богатый человек нашей планеты. — Я заранее обратил всё свое имущество в наличные и разместил их в банковских ячейках. Вот ключи от ячеек, а вот документы на право пользоваться этими ячейками любому человеку, у которого есть от них ключи. Я специально составлял так договора об аренде банковских ячеек, чтобы к ним имел доступ любой человек, который имеет от них ключи.

 — Понимаю, — тихо сказал нотариус, глядя широко открытыми глазами на ключи, которые лежали перед ними.

 — Здорово придумал, — весело сказал самый богатый человек нашей планеты, — не правда ли?

 — Да уж, — согласился нотариус, — проявили чувство юмора, нечего сказать.

 — Ещё вопросы есть? — спросил самый богатый человек нашей планеты.

 — Сумма уж очень большая, — сказал нотариус, — два триллиона долларов США! Здесь нет ошибки?

 — Нет, — уверенно ответил самый богатый человек нашей планеты. — Никакой ошибки. Два триллиона долларов США, плюс минус пара сотен миллионов. Всё зависит от курса той или иной валюты.

 — В таком случае, у меня последний вопрос, — сказал нотариус. — Человек, которому Вы оставляете все свои деньги, он кто? Он Ваш родственник или хороший знакомый?

 — Что Вы, — испуганно ответил самый богатый человек. — Скажете тоже, родственник. Разве родственнику или хорошему знакомому устраивают такую пакость. Нет, конечно. Человек, которому я оставляю все свои деньги, — вор. Он сидит сейчас в тюрьме по делу о хищении государственных средств в особо крупных размерах. Поразительная гадина и мразь. Что самое гнусное, что это уже не первое его преступление.


 — Почему же Вы оставляете ему все свои деньги? — спросил нотариус. — Если, как Вы сами говорите, что он гадина и мразь?

 — Ещё какая гадина и мразь, — воскликнул самый богатый человек нашей планеты, — такую вторую гадину и мразь поди найди. Знаете, сколько я денег потратил, прежде чем вычислил его? Вот, — он указал на несколько толстых папок, лежавших на его столе, — полюбуйтесь.

 — Что это? — спросил нотариус.

 — Здесь все его преступления, — ответил самый богатый человек. — Как известные, так и неизвестные. Большинство, конечно же, не известных. Ознакомьтесь.

 — Это лишнее, — ответил нотариус, — я Вам верю. Но я не понимаю, если, как Вы сами говорите, этот человек гадина и мразь, и вор, почему Вы оставляете все свои деньги ему, а не своим друзьям, не своим родным и близким? Кстати, у Вас есть те, кто мог бы оспорить Ваше завещание?


 — Мои родственники не знают, что я самый богатый человек нашей планеты, — ответил самый богатый человек нашей планеты. — Они думают, что я обыкновенный учитель математики в средней школе.

 — А эта квартира? — спросил нотариус, оглядываясь вокруг.

 — Я её снимаю, — ответил самый богатый человек нашей планеты. — Срок аренды истекает через три дня.

 — Почему ему, а не своим друзьям, не своим детям или внукам? — спросил нотариус.

 — Потому что эти деньги их убьют, — ответил самый богатый человек нашей планеты.

 — Убьют? — переспросил нотариус.

 — Убьют, убьют, — весело ответил самый богатый человек нашей планеты, — можете не сомневаться. Такие деньги убивают всех и каждого, кто к ним не готов, кто до них не дорос. Такие деньги убивают очень быстро и наверняка.


 — Но Вас-то они не убили? — удивился нотариус.

 — Я знаю, как с ними обращаться, — ответил самый богатый человек нашей планеты, — поэтому они меня и не трогают. Я финансист по духу. Я обладаю способностью переносить любые финансы не только через расстояние, но и через время. Я умею уносить финансы даже на другой свет. Но даже я вынужден был постоянно быть начеку. Большие деньги требуют очень внимательного к себе отношения. И чем деньги больше, тем и внимание должно быть больше. С такими деньгами стоит только на мгновение утратить бдительность, стоит только чуть-чуть проявить к ним невнимательность, и вот тебя уже нет. Я, дорогой мой, очень и очень хороший бизнесмен. Я — истинный финансист. Я постиг и природу денег, и их душу, и их идею. Я умею обращаться с большими деньгами. А мои родные и близкие не умеют. И мои друзья не умеют. И та гадина и мразь, — лицо самого богатого человека вдруг стало злым, — которая сейчас отбывает три года в колонии строгого режима за хищение государственной собственности в особо крупных размерах, не умеет. Он украл у своей страны уже больше ста миллионов долларов. Это уже его пятый срок. Три года его заключения истекают через три дня. Через три дня он выйдет на волю и начнёт снова обкрадывать своё государство. Страшно не только то, что он ворует деньги у своей страны, а то, как он использует эти деньги. Такой человек должен умереть. Но, увы, самое большое, что можно с ним сделать, это приговорить его к тому или иному сроку заключения. К сожалению, эти сроки небольшие. К тому же, он развивается, как преступник, и сроки эти будут всё меньше и меньше. Но мои два триллиона, которые вдруг свалятся на него, это Вам не статья уголовного кодекса. Не пройдёт и года, как они задушат его.


 — Задушат? — переспросил нотариус.

 — Задушат, — уверенно ответил самый богатый человек нашей планеты. — А самое главное, что он больше не сможет воровать. Но, если Вы сомневаетесь, то можете испытать это на себе. Хотите, я перепишу своё завещание на Вас?

 — Хочу, — уверенно ответил нотариус.

 — А как же быть с гадиной, которая через три дня выходит на свободу? — спросил самый богатый человек нашей планеты. — Ведь он снова начнёт обкрадывать свою страну? Устроится на работу каким-нибудь чиновником и начнёт красть всё, что плохо лежит.

 — С помощью этих денег я сделаю так, что он никогда, слышите, никогда не выйдет на свободу, — ответил нотариус. — Обещаю Вам, что никаким чиновником он больше не устроится. Он будет вечно, слышите, вечно гнить в тюрьме.

 — Нет-нет, — ответил самый богатый человек нашей планеты, — так не пойдёт. Во-первых, Вы вряд ли сможете его остановить, даже если очень захотите. Этот противник Вам не по зубам. Он даже мне не по зубам. Он по зубам только большим деньгам. Понимаете?

 — Нет, — честно ответил нотариус.

 — Люди противостоять этой гадине не могут, — разъяснял самый богатый человек нашей планеты, — это могут делать только большие деньги. Давайте сделаем так, — сказал самый богатый человек нашей планеты после некоторого раздумья, — половина — Вам, а половина — ему. Договорились?

 — Договорились, — захлёбываясь от восторга, ответил нотариус.

 — Вот славно, — сказал самый богатый человек нашей планеты, — составляйте новое завещание.


Когда новое завещание было составлено, подписано и заверено, нотариус и самый богатый человек нашей планеты, довольные успешным завершением дела, пожали друг другу руки и расстались навсегда. Самый богатый человек нашей планеты умер через три дня. Через год скончался казнокрад. Нотариус умер через месяц после того, как умер казнокрад.


Совершив двойное убийство, большие деньги разбежались на счета многочисленных друзей и близких нотариуса и казнокрада, и продолжили успешно убивать и дальше.

Продолжение следует...
Санкт-Петербург/ 28.09.2014/ Михаил Лекс ©


Другие рассказы и сказки:


Подпишитесь на новые статьи и сказки: Ссылка на Подписку
(По ссылке Вы перейдёте на сервис FeedBurner’s, впишите Ваш e-mail, затем проверьте свою почту, найдите письмо от FeedBurner’s и подтвердите подписку) — Нет-нет, — ответил самый богатый человек нашей планеты, — так не пойдёт. Во-первых, Вы вряд ли сможете его остановить, даже если очень захотите. Этот противник Вам не по зубам. Он даже мне не по зубам. Он по зубам только большим деньгам. Понимаете?

Популярность: 10%

Понравилось? - Поделись в социальных сетях :)

5 комментариев к “Последнее завещание. Сказка”

  • Нина
    29 сентября, 2014, 20:33

    Если бы большие деньги убивали ( что было бы вполне справедливо) не было бы столько миллиардеров по всему миру весьма преклонного возраста,путешествующих по фешенебельным курортам в компании молодых длинноногих красоток! Так что...увы! Мир не совсем справедлив — восточные мудрецы придерживаются гипотезы что суть этого Бытия — ИГРА! Посему нравственность с моралью и хромает...Думаю,они правы...а иначе как все это объяснить?

    [Ответить]

    НИНА
    Ответ:
    октября 14, 2014 в 11:38




    В данном случае большие деньги убили тех, кто их не заработал, а самый богатый человек прожил долгую жизнь.

    [Ответить]

    Михаил Лекс
    Ответ:
    октября 23, 2014 в 18:17




    Здравствуйте, Нина. Самый богатый человек прожил долгую жизнь, потому что умел правильно обращаться с большими деньгами. Он вкладывал свои большие деньги в то, что повышало его творческие способности, он вкладывал деньги в развитие своего финансового таланта.

    [Ответить]

    Алеся
    Ответ:
    октября 22, 2014 в 22:46




    Может быть эти богатые люди знают, как обращаться с ними. Автору респект за прекрасное чтиво)

    [Ответить]

    Михаил Лекс
    Ответ:
    октября 22, 2014 в 23:59




    Здравствуйте, Алеся. Это очень легко определить. Достаточно взглянуть на то, во что вкладывает богатый человек свои деньги. Если деньги вкладываются в своё развитие или в развитие своих близких или других людей, то значит он умеет обращаться со своими деньгами.

    [Ответить]

Оставить комментарий или два


Оповещать о новых комментариях по RSS